November 9th, 2013

Река, куда нет возврата

Она шагает по Москве

После двух фильмов чуть выше среднего ("Требуется няня" и "Ничего личного") и всё-таки малоудачного "Сынка", какого-то невнятного, аморфного, заторможенного и словно неживого, Лариса Садилова сняла по собственному сценарию (правда, написанному при участии опытного Павла Финна) неожиданно свободную и раскрепощённую ленту "Она", которая лишь поначалу производит впечатление как бы документального наблюдения со стороны за тревогами и бедами среднеазиатских мигрантов в Москве и Подмосковье, а потом оказывается будто спонтанным и импровизационным, наполненным дыханием жизни, порой завораживающим по ритму повествованием. Эта естественность, доверительность и искренность интонации вкупе с вольным и лёгким течением на экране вроде бы привычных и обыденных событий, когда даже не происходит ничего из ряда вон выходящего, а все острые и волнующие проблемы иноземного бытования гастарбайтеров в России отходят в какой-то степени на второй план по сравнению с предшествующей историей приезда юной таджикской девушки Майи к своему жениху в Москву, где он сам еле влачит существование на задворках столицы, постоянно рискуя быть пойманным и высланным, вдруг придаёт новой картине Садиловой столь необходимое поэтическое измерение.
Да, как это ни странно, вторая половина фильма "Она" снята с редкостным ощущением живой и натуральной кинематографической поэзии, которая возникает словно из ниоткуда, из простой и вполне заурядной вязи слов и жестов, взглядов и недомолвок, когда несказанное и лишь подразумевающееся подчас важнее произнесённого, да и велеречивые беседы вроде как ни о чём куда ценнее по подтексту или случайным паузам... Лариса Садилова тонко и деликатно касается тех межнациональных вопросах, по поводу которых больше принято громко и надрывно кричать, впадать в гнев и раздражение, выяснять отношения резко, жёстко и на пределе бурных эмоций. Как и главная героиня,  говорящая крайне мало из-за незнания русского языка да и по причине своей застенчивости, постановщица данной ленты предпочитает уйти от запальчивости и злопыхательства, чрезмерного нагнетания страстей, настойчивого поиска виноватых и скоротечного суда над теми, кто "понаехал" отовсюду и мешает нам тихо и спокойно жить. В подходе Садиловой к животрепещущим проблемам современного мегаполиса есть чувство достоинства и подлинной толерантности, отнюдь не проповедуемой во весь голос и с навязыванием своего единственно правильного мнения, а вызревающей изнутри и исподволь, как у той женщины, которая смягчается душой и сердцем, чтобы помочь Майе, когда она остаётся одна.
И дающий надежду финал вовсе не кажется надуманным и иллюзорным. Почему бы и нет?! Проявившаяся в картине поэтическая стилистика даже предполагает подобный исход первоначально горестной житейской истории.
Оценка - 7 (из 10).    

Река, куда нет возврата

А всё-таки мы поставили рекорд - два фильма за 15 дней!

Когда уже виден результат проделанной работы в виде черновых версий двух полнометражных фильмов, снятых нами один за другим (хотя ещё предстоит немало помучиться над их совершенствованием), всё-таки можно сказать, что рекорд поставлен: на обе картины потрачено всего лишь 15 съёмочных дней!
Съёмки ленты "Медея и Пан" прошли в Воронежской области в течение семи дней - с 28 июля по 3 августа. А "Сдаётся дача с трупом" снималась в Нижегородской области 8 дней - 11-15 сентября и 6-8 октября.
Спасибо всем, кто самоотверженно работал вместе с нами, подчас преодолевая всякие трудности и неблагоприятные стечения обстоятельств. Но ведь выбрались из этого, сняв вполне неплохое кино - даже на мой придирчивый вкус.
Река, куда нет возврата

И вспомнить всех поимённо...

Составляю для титров нашего фильма список всех тех, кто не только был в съёмочной группе, но и оказывал различного рода поддержку на разных стадиях создания картины. Выясняется, это сложное дело - случайно не забыть кого-либо, кто может потом обидеться за неупоминание.
Я вот лично несколько раз сердился на кинематографистов, которые не указывали меня в титрах, хотя я порою давал какие-то советы по сценариям, во время подготовительного периода или же смотрел черновой монтаж.
Казалось бы, мелочь. А человеку всё-таки бывает приятно, когда он видит свою фамилию на экране.