October 5th, 2013

Беседуя со Смертью

Устроить, что ли, ночь с Копполой?

Посмотрел по просьбе одного из читателей фильм "Мария-Антуанетта" Софии Копполы. Прежде чем писать рецензию, надумал ознакомиться ещё с двумя её картинами - "Где-то" и "Элитное общество". Хочу проверить: верно ли я понимаю генеральную линию всего творчества дочери Фрэнсиса Форда Копполы, которая явно небесталанна (уж точно лучше своего брата Романа).
Беседуя со Смертью

Когда-то

Оказывается, дочь знаменитого американского режиссёра Фрэнсиса Форда Копполы подступалась к идее снять фильм об австрийской принцессе Марии-Антуанетте, ставшей ещё в 15-летнем возрасте женой Людовика XVI, будущего короля Франции, сразу после того, как София Коппола весьма интересно дебютировала в полнометражном кино другой картиной о "девичьих переживаниях и страстях" - "Девственницы-самоубийцы" (1999), которая остаётся, на мой взгляд, её лучшей работой. Вот и Кирстен Данст, исполнительница заглавной роли, словно перекочевала из американского предместья середины 70-х годов ХХ века в Версаль ровно на два столетия назад.
Причём ведёт себя её историческая героиня вполне по-современному, да и сценаристка-постановщица намеренно трактует события, предшествующие Великой французской революции конца XVIII века, как бы в постмодернистском духе, допуская вольности и анахронизмы не только в музыкальном сопровождении, но и в одежде и антураже (кстати, художник по костюмам Милена Канонеро совершенно заслуженно получила "Оскар"). Поначалу даже может возникнуть такое впечатление, что София Коппола, типичная представительница "голливудской золотой молодёжи", чья юность пришлась на гламурную эпоху второй половины 80-х годов, решила сотворить нечто в стиле популярной кинодилогии той самой поры о Билле и Теде, великовозрастных шалопаях из колледжа в калифорнийском городке Сан-Димас, которым довелось самолично изучить историю разных веков, переносясь в машине времени.
Однако лента "Мария-Антуанетта" была снята в итоге только в 2005 году, когда дочь Копполы успела подтвердить свои высокие режиссёрские амбиции второй самостоятельной работой в большом кино - "Потери при переводе" / "Трудности перевода" (2003). И её следующий фильм уже неизбежно воспринимался в новом контексте, который ещё интереснее рассмотреть, зная те картины, что появятся позже - "Где-то" (2010) и "Шикарная шайка" / "Элитное общество" (2013).
Как выясняется, София Коппола, сама сочиняя сценарии, даже обращаясь к иным первоисточникам - будь то литературный роман, биография известной персоны или вообще статья на актуальную тему, иногда помещая в центр повествования вовсе не привычных для себя и более понятных лиц женского пола, а вроде бы далёких персон (например, в "Где-то"; хотя и Марию-Антуанетту не назовёшь героиней, с которой можно как-то идентифицировать автора), практически делает кино об одном и том же, по всей видимости, лично близком, почти исповедальном.
Несколько упрощая, следовало бы сказать, что её больше всего волнует проблема существования человека в неких заданных рамках, принятых правилах поведения, своеобразных ритуалах и церемониях, которые свойственны определённому кругу людей в том или ином обществе и вообще в другой стране, чужой культуре и давней эпохе. Куда ценнее и привлекательнее свобода и естественность каждой индивидуальности, а тем более - необычной личности, которая уж точно не укладывается в "прокрустово ложе" навязываемых норм, этикетов и условий игры, когда надо кого-то и чего-то изображать, искусно притворяться, участвовать в бесконечном бале-маскараде, где ни одна из накинутых на лицо масок абсолютно не соответствует подлинной человеческой сущности.
Вот и в картине "Мария-Антуанетта" лучшие и самые красивые моменты - те, в которых юная австрийская принцесса, а впоследствии королева Франции, реагирует на происходящее спонтанно, раскрепощённо, удивлённо и жизнерадостно, поступая подчас безрассудно и опрометчиво, как обычная девчонка или ещё неопытная в житейских делах (тем более - в дворцовых интригах) молодая женщина. Как-то упомянутый ею вскользь Жан-Жак Руссо был бы рад, что и французская императрица порою вела себя как "естественный человек".