September 11th, 2006

"Загородил полнеба гений..."

Праздник на улице, где кина нет

Не могу поверить - меня зафрендил молодой ас кинокритики, великий и могучий Роман Волобуев. Самое смешное заключается в том, что я даже прошу специально показать его мне как-нибудь в кинозале, потому что я не знаю Волобуева в лицо, зато регулярно читаю и иногда восторгаюсь (например, очень язвительной рецензией на "Вдох-выдох", которая стала притчей во языцех в кинематографическом мире).  
"Загородил полнеба гений..."

О притягательности мрази

Прочитав на днях роман "Парфюмер" Патрика Зюскинда и немного высказавшись о нём в своём журнале, я подумал, что было бы неплохо по отдалённой аналогии рассказать о сценарии триллера "Мразь" Алексея Красовского. Интересно, что сам автор не очень-то стремился показывать мне эту работу, ссылаясь на то, что это первый опыт в данном жанре, и написан текст в 2002 году. А разговор-то у нас зашёл про то, что нет почему-то сценариев и фильмов вроде американских молодёжных триллеров о подростках или студентах, которые попадают в некую страшную ситуацию в жизни, когда им приходится рисковать всем ради своего спасения. "Мразь" (это название точнее, нежели первоначальное - "Сволочь") - не совсем такое произведение, хотя временами может показаться, что всё начнёт развиваться в духе ужастиков "Техасская резня мотопилой" и "У холмов есть глаза". Трое героев, попавших в смертельную ловушку на какой-то автомобильной свалке, всё-таки постарше (паре возлюбленных - лет по 30-35, а их другу - вообще 56), зато их гадкий мучитель с собственной подружкой-оторвой - именно "молодняк", кому не больше двадцати. В этой парочке можно углядеть при желании сходство с главными персонажами "Прирождённых убийц". Однако наиболее ценным в сценарии Красовского является то, что при определённой ориентации на американские модели в сюжете, композиции и ходе развития событий мы имеем дело с узнаваемыми российскими характерами. И тот подонок, который терроризирует людей, случайно оказавшихся в его власти, весьма типичный субъект для нашей действительности. Он одновременно закомплексован и самовлюблён, труслив и агрессивен, жалок и деспотичен. Перефразируя пословицу, можно сказать, что он метит из ничтожной мрази превратиться чуть ли не в "князи тьмы". И дай ему волю, он бы в прежние времена был бы "почётным ударником" в деле массового уничтожения людей с благословения государства, а ныне подобные сволочи вынуждены действовать в одиночку или небольшими стаями, удовлетворяя свой "инстинкт убийцы".