На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

Categories:
«МОРЕ ВНУТРИ» (Mar adentro)
Испания-Италия-Франция. 2004. 125 минут.
Режиссёр Алехандро Аменабар (Alejandro Amenabar)
Авторы сценария Алехандро Аменабар (Alejandro Amenabar), Матео Хиль (Mateo Gil) 
Оператор Хавьер Агирресаробе (Javier Aguirresarobe)
Художник Бенхамин Фернандес (Benjamin Fernandez)
Композитор Алехандро Аменабар (Alejandro Amenabar)
Использована музыка Вольфганга Амадея Моцарта (Wolfgang Amadeus Mozart), Джакомо Пуччини (Giacomo Puccini), Рихарда Вагнера (Richard Wagner), Людвига ван Бетховена (Ludwig van Beethoven)
В ролях: Хавьер Бардем (Javier Bardem), Белен Руэда (Belen Rueda), Лола Дуэньяс (Lola Duenas), Мабель Ривера (Mabel Rivera), Сельсо Бугальо (Celso Bugallo), Клара Сегура (Clara Segura), Жуан Далмау (Joan Dalmau), Альберто Хименес (Alberto Jimenez), Тамар Новас (Tamar Novas), Франсеск Гарридо (Francesc Garrido), Хосе Мария Поу (Jose Maria Pou), Альберто Амарилья (Alberto Amarilla), Андреа Оккипинти (Andrea Occhipinti), Николас Фернандес Луна (Nicolas Fernandez Luna)
Премии: Большой специальный приз жюри и премия за главную мужскую роль на МКФ в Венеции, два Европейских киноприза - за режиссуру и главную мужскую роль, «Оскар», «Золотой глобус», «Золотой сателлит», «Независимый дух» и премия Национального совета обозревателей за лучший иноязычный фильм в США, 14 Национальных кинопризов «Гойя» - за фильм, режиссуру, сценарий, главные мужскую (Хавьер Бардем) и женскую (Лола Дуэньяс) роли, второплановые мужскую (Сельсо Бугальо) и женскую (Мабель Ривера) роли, актёрские дебюты в кино (Тамар Новас и Белен Руэда), музыку, операторскую работу, звук (Рикардо Стейнберг, Альфонсо Рапосо, Хуан Ферро, Мария Стейнберг - Ricardo Steinberg, Alfonso Raposo, Juan Ferro, Maria Steinberg), грим и причёски (Джо Аллен, Маноло Гарсия, Ана Лопес Пуигсервер, Мара Коллацо - Jo Allen, Manolo Garcia, Ana Lopez Puigcerver, Mara Collazo) и деятельность директора картины (Эмилиано Отеги - Emiliano Otegui), премия «Давид» Донателло» в Италии за лучший европейский фильм
Кассовые сборы - 19,8 млн. евро в Испании, 0,7 млн. евро в Италии, $38,2 млн. в мире
Посещаемость - 4,1 млн. зрителей в Испании
Оценка - 7 (из 10)

Драма

Перед самым выходом своего четвёртого по счёту полнометражного фильма на экраны Испании 32-летний режиссёр Алехандро Аменабар, чилиец по происхождению, специально показал по телевидению, как делался сложный грим 34-летнему актёру Хавьеру Бардему, чтобы он выглядел не только старше почти на двадцать лет, но и грузнее, одутловатее и вообще обездвиженным. Ведь герой картины - бывший моряк Рамон Сампедро, проведший около 30 лет в постели из-за паралича, который разбил его после несчастного случая в молодости во время прыжка со скалы в море. Все эти годы Сампедро думал о том, чтобы прекратить свои мучения и уйти из жизни при помощи эвтаназии, однако не желал делать это тайно и с риском для тех, кто мог быть впоследствии наказан за содействие в подобном умерщвлении. Он пытался добиться законного права тяжёлого инвалида на добровольную смерть - в том числе ради создания своеобразного прецедента. Но так и не получив по суду разрешения на эвтаназию, Рамон Сампедро в январе 1998 года всё-таки воспользовался услугами одной из своих приближённых и принял яд. А до этого успел издать книгу «Письма из ада», в которой описывалась трудная жизнь человека, прикованного к кровати в течение почти трёх десятилетий.
Именно её прочитал Аменабар, получивший к тому моменту известность своими первыми лентами «Курсовая» и «Открой глаза», где персонажи тоже попадали в непереносимые ситуации на грани жизни и смерти, хотя в этих историях имелся некий фантастический допуск. Но Рамон Сампедро был реально существовавшей личностью, до конца боровшейся за возможность умереть достойно. И, пожалуй, данный мотив честного и благородного ухода из жизни больше всего интересовал Алехандро Аменабара, несмотря на то, что его опередили создатели телевизионного игрового фильма под знаменательным названием «Приговорённый жить». Ибо «Море внутри» могло бы именоваться совсем иначе - как «Достойный умереть».
Как раз в факте намеренного обнародования ухищрений творцов грима проявилось стремление режиссёра заранее раскрыть все секреты кинематографа, чтобы зрители сконцентрировали собственное внимание на истинно человеческом перевоплощении главного исполнителя. И в этом было куда больше уважения и преклонения перед талантом Хавьера Бардема, которого, между прочим, вдвойне обидела Американская киноакадемия, почему-то не номинировав на «Оскар» за роль, зато выдвинув на соискание премии художников по гриму Джо Аллена и Маноло Гарсию. Конечно, создатели «Моря внутри» были счастливы, что их картина удостоилась награды американских киноакадемиков в иноязычной категории и повсюду собрала немало других призов, кстати, установив рекорд на родине, где завоевала 14 из 15-ти премий «Гойя» (обойдённым оказался лишь художник-постановщик Бенхамин Фернандес). Между прочим, всё это вызвало неадекватное раздражение у прежнего «общеиспанского любимчика» Педро Альмодовара и его брата-продюсера Агустина Альмодовара, которые в знак протеста решили выйти из состава Испанской киноакадемии. Так что страсти разгорелись вполне нешуточные!
Альмодовара даже можно понять - после большого успеха (включая получение «Оскара») ленты «Всё о моей матери» две его последующие работы «Поговори с ней» и «Дурное воспитание» пролетели мимо всех наград. А «Море внутри» Алехандро Аменабара, напротив, выбилось в новые фавориты, будучи в каком-то смысле «вариацией на альмодоварские темы» - чем-то вроде «Поговори с ним». Рамон Сампедро пусть и не пребывает в глубокой коме, но всё равно ограничен в своём общении с людьми. Наверно, самая странная и неожиданно забавная сцена - его разговор на расстоянии со специально приехавшим издалека падре Франсиско, тоже инвалидом, передвигающимся в коляске, которую не удаётся поднять на второй этаж, в комнату, где лежит Рамон. Сначала они общаются с помощью монаха-посредника, пересказывающего каждому те слова, что произнёс оппонент в споре о допустимости умерщвления. А потом Сампедро, догадавшись, что священник сможет сам всё услышать, если говорить громче, выдаёт целую тираду, направленную против лицемерия общества и церкви в вопросах отношения к смерти.
В принципе, похожий выход героя за пределы клаустрофобного существования случается во время воображаемых полётов к морю, когда Аменабар чуть ли не единственный раз позволяет себе продемонстрировать уникальное техническое и визуальное мастерство, в остальном предпочитая как бы «умереть в актёре», исключительно доверившись его внутреннему чутью и личному такту. Бардем играет не безысходно страдающего человека, который вовсе не рад жизни, а наоборот - чрезвычайно жизнелюбивого, открытого и готового воспринимать мир со смущённой улыбкой на лице, поскольку он сам лишён возможности жить на полную катушку, без каких-либо ограничений.
Вероятно, только в финале постановщик и исполнитель допускают досадный этический и эстетический промах, заставляя смотреть, как на наших глазах умирает Рамон Сампедро, выпив цианистый калий перед оком домашней видеокамеры. Если уж он сделал всё именно так, то лучше было бы (окончательно презрев всякие нормы приличия) воспользоваться действительно отснятой плёнкой, доказывающей, что последнее усилие по уходу из жизни было совершено лично им. Сыграть это, разумеется, можно, что актёр самоотверженно осуществляет. Но мы-то понимаем, что это всего лишь игра!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments